Индустрия | Ролевых | Игр | На | Русском | Языке
ИРИНРЯ
1989 | 1990 | 1994 | 1995 | 1997 | 1998 | 1999 | 2000 | 2001 | 2002 | 2003 | 2004 | 2005 | 2006 | 2007 | 2008 | 2009 | 2010 | 2011 | 2012 | 2013 | 2014 | 2015 | 2016 | 2017 | 2018 | 2019
Похождения Gerrik'а

Похождения Gerrik'а.

Это художественное описание скипа Геррика. Поскольку ближайшее задание данное партийцам не только проходит в той же местности, где “скипующий” дварф занимал должность начальника охраны Молановых Рудников, но и напрямую связано с событиями, во время его службы произошедшими, я счел нужным довести до сведенья партии некоторые детали. Рассказ не содержит четкого сюжета. В первую очередь я стремился передать атмосферу, царящую в шахтах по добычи руды и описать нескольких NPC, с которыми партийцам предстоит работать.

В этот раз Хедвик оказался сама любезность… Что было несколько странно, учитывая как много партия была должна Специальному Корпусу. Сначала спасение от жаждущих крови боевиков Империи Нового Порядка. Проклятия в адрес Аланона, натравившего этих самых боевиков на Толстых Кошек, не смолкают и по сей день. Затем, едва партия успела выполнить пробное задание, как Бердану срочно понадобилось строить церковь и у Хедвика был выпрошен отпуск сроком на месяц. Тут встала очередная загвоздка. По странному стечению обстоятельств(попадись мне только тот, кто эти обстоятельства выдумывает!!!), Бердану было предложено вести строительство на просторах пустоши, под названием Неровень! Во как! Поискать или попросить другое, менее удаленное и более спокойное место, у Бердана ума не хватило. Что, собственно, не удивительно. Он ведь до сих пор свою церковь называет Церковью Жизни! Какой жестокий самообман. И это после того, как Гархион, святой Бердана, одним ударом молота чуть не вышиб из Каякера дух… Так вот, вернемся к нашим Берданам… От Неровени партию, находящуюся в Архарсините, отделяли какие-то девятьсот пятьдесят километров. Партия дружно зажала полторы тысячи золотых на перелет посредством грифонов. Вместо этого они снова пошли к Хедвику и развели того на гейт до Прос-Перита, который находится на краю этой самой пустоши. Хедвик загадочно улыбнулся, гейтнул халявщиков, а на последок прокричал в портал, что мол теперь они ему должны семь штук золотом.
Партия немного помудрила в пределах Неровени, вернулась в Прос-Перит и там получила от Хедвика некое задание, выполнение которого покрывало их солидную задолженность. О последствиях похода за Лучом Перита все наслышаны. Это был незабываемый футбольный матч с участием бехолдера и всех партийцев. Бехолдер оказался единственным способным игроком, на партийцев возлагалась роль мячей.
Хедвик долго ругался, отпетрифайзивая эту невероятную скульптурную группу. Поступило много дельных предложений об архитектурном украшении родной столицы. Недельные торги на аукционе не принесли желаемого результата, этюд “Геррик разрывающий пасть писающему Морлаку” было решено убрать с главной площади, статую Каякера сняли с собора Архарской Такой-то Матери и заменили нормальной, не столь страшной горгульей. Некоторое осложнение вызвали изваяния Бердана и Феникса, как нарочно затерявшиеся во время доставки. Вскоре оба произведения искусства были обнаружены на островах Внутреннего Моря. Туземцы, нихрена не секущие в настоящей красоте приспособили обоих под учебное пособие для охотников на василисков под названием “Каким быть не надо…” . Загаженный голубями и драконами Ким был вычеркнут из рода фонтановых.
Длительно и нудно, принимая различные физические формы, вишался с того света Грайв. Глип, бедный каякеров дракончик, вишался быстрее. Вывод – драконы рулят, вороны - нет.
И вот теперь партия опять отправляется на отдых. Геррик в мольбах, истекая слезами, выпросил у Хедвика задание на одного, сроком месяца в три. И был отправлен… Сколько же теперь партия должна главе Специального Корпуса?!

Примерно так рассуждал Геррик, сидя на спине огромного красного дракона - Мальтиша. Дракон уже почти пересек залив Архар, горная цепь, носившая название Цепь Молана, надвинулась, заснеженные вершины казались вырезанными из разноцветной ткани и наклеенными на сумеречный бархат неба. Пик Агат представал во всем своем первобытном величии – единственная горная вершина полностью лишенная снега, высотой более двадцати тысяч футов. Говорят, что вне зависимости от времени года, утесы Агата от подножия до вершины сохраняют постоянную плюсовую температуру. По всей площади горы постоянно сбегают вниз потоки талой воды и собираются внизу, застывая ледяным барельефом.
-Приближаемся! – Дракон повернул к Геррику голову и горячее дыхание чуть не скинула дварфа вниз.
Геррик крепче вцепился в гребень, венчавший драконью спину. Черт дернул его отказаться от седла и фиксирующих ремней. Падение с высоты в две тысячи футов неприятоно даже для немертвого.
Уже почти стемнело. Под брюхом крылатой громадины мелькнула небольшая пристань, устроившаяся между двумя уходящими далеко в воду скальными выступами, заменяющими волнорез. Сразу же началась горная гряда, стали видны наслоения породы. Дракон снизился, глаза немертвого, больше приспособленные к темноте, чем к свету, отметили широкую накатанную повозками дорогу, вьющуюся между камней. Дракон заложил вираж, громко предостерегающе крикнул и вот из-за отрога выглянула большая, испещренная огнями площадка. Мальтиш дохнул вверх коротким языком огня, часто заработал крыльями, повис над площадкой, расставил когтистые лапы.
Внизу, футах в двенадцати над площадкой, вспыхнули и замелькали два огненных вихря. Геррик различил горного гиганта, бешено размахивающего двумя факелами – намечал место посадки. Вот еще один факел скользнул над землей, по дуге взмыл к дракону, описал полукруг. На нос Мальтиша, покачивая факелом, приземлился аракокр. Птицечеловек постучал дракону по ноздре, устроился по удобнее.
-Садись осторожно, - быстро заклекотал он на всеобщем, - площадка разбита. Вчера Франц, ну тот, черный, вашего же племени, лес подвозил и, не рассчитав, так жахнул бревнами о землю, что ям нарыл по четыре фута каждая.
Мальтиш, постоянно меняя скорость маха крыльями, развернулся почти вертикально – Геррик, ругаясь, повис на спинном гребне – повел хвостом и медленно опустился вниз, сначала уперев в грунт задние, а потом уже передние лапы. От пакгауза, стоящего неподалеку, уже бежало несколько фигур.
-Уфф! – Геррик облегченно спрыгнул на землю, размял ноги. Раздались очередные хлопки крыльев. С неба штопором падали три грифона с наездниками. Два грифона ушли в сторону, приземлились поодаль, тормозя короткой пробежкой. Наездник оставшегося крылатого льва прыгнул вниз с высоты футов пятнадцать, мягко опустился на землю, одним резким движением подскочил к дварфу. Это был невысокий мускулистый драконит.
-Хэй! Очень пр-риятно! Я Р-р-рас-с-с-сар-рас-с-сурс-с! Но для вас прощ-ше Р-рас-с! – Драконит схватил Геррика за руку, с силой сжал толстыми чешуйчатыми пальцами, затряс, не переставая с невероятной скоростью говорить. Его речь была наполнена свистяще-рычащими звуками. – А вы, навер-рное, наш-ш вр-ременный нач-шальник внутр-ренней ох-шр-раны. Как хор-р-рош-шо! А то я уж-ше разр-рываюс-сь! С-с-сегодня пр-ры облете видел вывер-р-шну. Тьфу, вывер-рну! Так непоймеш-шь, охотитс-ся, аль нет! Здор-ровая! Как бы с-сюда не пр-риш-шла! А то ведь ж-шалко бес-стию, убьем! А вас-с, как з-жовут?
-Геррик… Меня не зовут, я сам…
-Да, да, конеч-шно! – Драконит наконец выпустил руку дворфа и теперь озирался вокруг. – Вон, вон Камес-с идет, он вам вс-се покаж-ж-шет.
И Рас, дважды подпрыгнув на месте, причем каждый прыжок был фута в два высотой, понесся в сторону пакгауза. К Геррику подошел человек. Точнее, не совсем человек. Высоченный для своей расы, более восьми футов ростом, очень худой и бледный, с горящими синеватым светом глазами. Руку человек Геррику подавать не стал.
-Здоровья вам. Я Камес, местный управляющий. Пойдемте, я вас устрою.
Камес пошел к краю площадки, даже не посмотрев, следует ли за ним Геррик. А Геррик следовал, не переставая удивленно изучать управляющего, точнее, его спину.
-Вам, конечно спать не надо. В прочем, как и мне. Я сплю иногда, но мало и днем. Да не смотрите вы так! Я, как и вы, не живой, а точнее не мертвый. Вампир я. Но ничего. Все привыкли. Говорят, я хороший управляющий. В горном деле я – как дварф в акробатике… Ой, извините! Ну, как аракокр в мореплаванье. Ну, а как управляющий – имею некоторый навык. Без ложной скромности – богатый навык. Сейчас уже поздно, работы на ночь прекращаются – в забоях в основном дневные расы орудуют. Так что я вас размещу у себя, жена против не будет, а с утра пойдем к штольням, там, во внутренних бараках и обустроитесь. Тут не далеко, за перевалом.
Два немертвых миновали погрузочно-разгрузочную площадку, вышли на широкую дорогу, ведущую через небольшой горный перевал. Минут через десять, уже с вершины перевала, Геррику открылся наземный центр рудокопов. Эти было окруженное со всех сторон горами плато, шириной в пару тысяч футов и примерно такой же длинны. В дальней, противоположной перевалу горе, ограничивающей плато, чернели зевы штолен. На плато стояло несколько бараков, пяток навесов, склады. Взгляд дварфа профессионально выхватил из темноты очертания кухни, не как он не мог забыть прелести жизни, и уже потом наткнулся на развернутую кузнецу, плавильню, яму для обжига.
Камес провел Геррика к небольшому домику, сложенному из досок и покрытого дранкой.
-Вот моя обитель. Проходи, на кухне посидим. Жена спит наверное, она у меня из живых, из человеков.
Дверь из небольшого предбанника сразу вела в кухню. За еще одной дверью, находившейся в кухне и сейчас плотно закрытой, судя по всему была спальня. Камес, не зажигая света – зачем? – полез в низкий, грубо сколоченный буфет.
-Выпьем? Тут у меня водочка была. – Сказал вампир, доставая огромную, на пол ведра, бутыль и брякая ее на стол.
-Конечно! – Геррик заметно оживился.
-Эхх… Знаешь, друже, что меня раздражает в состоянии неупокоенности? Алкоголь почти не цепляет. Кровь – она конечно развозит на повал, но это такое редкое удовольствие! Жена как мясо принесет, тут же его жарит. Даже стаканчик крови не дает сцедить, кричит что я набираюсь и песни всю ночь пою или по горам летаю как сумасшедший. – Камес разлил водку в здоровенные кружки.
-Угу. – Геррик одним глотком выхлебал свою порцию. Вампир, заботливо налил ему и себе еще – он тоже с выпивкой особо не церемонился.
-Помнится, лет сто назад, когда я армейским распорядителем был, вот там отрывался! Пойдешь со всеми в атаку, порубишь врага, попишешь его клинком, а потом неделю гудишь, из штопора не выходишь. Вот жизня была! – Камес снова наполнил кружки.
Так, вспоминая былые времена и ратные подвиги, немертвые просидели до утра.

Что бы там не говорил вампир о слабом влиянии алкоголя на неупокоенных, а в эту ночь они все же напились. На это указывало несколько фактов. Во первых, Геррик все таки умудрился заснуть, что с ним давненько не случалось. Во вторых, в углу кухни стояли четыре бутыли из под водки, а рядом медицинского фида мензурка, а точнее, мензурища – судя по всему, под утро пили вытяжку из трав. Все это привносило в Герриковскую голову чувство выполненного долга и небывалого удовлетворения.
Камес уже был где-то на разработках, жена вампира – хрупкая женщина человеческой расы, суетилась по дому, боясь будить спящего за столом гостя. Геррик встал, поплескался в стоящей неподалеку бадье для умывания, вежливо отклонил попытки его накормить и вышел из дома.
Над плато стоял неимоверный гул. Всюду сновали представители различных рас, орали на всех известных и неизвестных дварфу языках, ругались, мирились, отдавали приказания. Из недалекой кузницы тянуло жестким ароматом горячего железа и тугим запахом пота. Гулко бил молот, перемежаясь потоками диких проклятий. Геррик направился к кузне.
У наковальни стоял молодой но крепкий дварф, обеими руками ухватив тяжеленный молот, а над дварфом возвышался разъяренный орк, обряженный в кожаный фартук и налысо забритый.
-Я тебе сколько раз сказал ударить? Ну, сколько? Пенек ты, трех футовый. Тебя из какого дерева тесали? А еще говорят, что дварфы – прирожденные кузнецы! Да тебе гвозди ковать нельзя доверить! Теми гвоздями, что ты справишь – в заду ковырять! Тебе нужно медь мять, а не булат! Ты – по пояс сверху деревянный! Я тебе сказал – по каждому брусу восемнадцать ударов, восемнадцать слоев! Не семнадцать, не девятнадцать! Мы ж клинок делаем, а не лопату! Ты восемнадцать раз по брусу бей, зачем ты еще сверху припечатываешь? А если так хочется еще разок шарахнуть, так ты хер свой на наковальню клади и молотом по нему, молотом! Накой он тебе, если ты считать не умеешь!
-Я хером не считаю! – Обиженно огрызнулся молодой дварф.
-Да хер с тем, что ты хером не считаешь! Ты им еще по заготовке подолби! Я тебе сказал – ударить восемнадцать раз!!!
Геррик, в юности работавший у горна, и способный на изготовление неплохих подков, плугов и других сельскохозяйственных инструментов, удивленно смотрел на орка-кузнеца. Он никогда не слышал, что бы качество ковки зависило от колличества ударов, молотом нанесенных.
-Хмм.. Уважаемый, что за странный способ? – Обратился Геррик к орку.
-Балбес! – Коротко кинул орк подмастерью и повернулся к Геррику. – Почему странный?
-Ну… Я тоже кузнец не плохой, правда оружия не изготовлял, но о таком не слыхивал. – Геррик осматривал небольшие бруски, длинной в шесть, шириной в два и толщиной – в полдюйма. Бруски явно были сделаны из нескольких полос стали.
-А… – Орк попытался улыбнуться, обнажив желтоватые клыки. – Так это восточный способ. Я одно время на юго-востоке учился. Там клинки другие – острые очень, слегка изогнутые, с односторонней заточкой.
-Ага. Где-то я такие уже видал!
-Да, порой и у нас, на севере, такие встречаются. Вот и я решил, так сказать, завести сюда способ их ковки. Очень своеобразный способ! Требует хорошо выдержанной стали. Сначала железо, соответственно, прожигается, дабы грязь удалить. Затем обрабатывается в низко температурной печи, пока не превратится в хорошую сталь. Ну, это все как обычно. А потом сталь разогревают на горящих углях, пока она не становится настолько гибкой, что ее слоями можно укладывать. Вот такие полосы стали и соединяют в бруски, - орк махнул рукой в сторону слоистых заготовок, - эти вот этот косорукий испортил! Вот. Восемнадцать слоев в каждом бруске. Потом они разрезаются, складываются и снова куются. И уже тогда можно приступать к созданию самого меча. Муторно, но клинки – отменные!
Тут со стороны штолен раздался гул и плато содрогнулось. Все звуки, наполняющие воздух, разом стихли.
-Они ее все таки рванули! Вот сумасшедшие! Вчера весь день шурф бурили – превращали породу в грязь, а потом эту грязь ведрами вычерпывали. Надеюсь, парочка забоев у них обрушилась. – Проревел орк.
Геррик резко вспомнил, зачем он сюда прибыл. Кузница – это конечно хорошо, но он не сталь ковать нанимался а за порядком следить. Ноги сами понесли дварфа в сторону штолен. К черному зеву, укрепленному толстыми балками и листами железа, уже собирался народ. С неба держа за ноги двух аракокр, бухнулся Камес, весь закутанный в черную материю, дабы укрыться от солнечного света. Управляющий быстро кивнул Дварфу и поспешил к выбравшемуся из штольни человеку. Человек весь был измазан каменной крошкой, но это его абсолютно не смущало. Он радостно размахивал над головой двумя кусками породы.
-Руда! Хорошая руда! Быстро несите ее Буфу, пусть огр оценит!
-Прекрасно, Абинс, прекрасно!
Появилась еще группа горняков, не менее чумазые, чем первый, но такие же довольные.
-Так! Завтра же начнем бурить новый штрек с четвертого подуровня. Как только пробьемся, будем расширять забой.
К Геррику подсеминил гном, тронул его за плечо.
-Вы, наверное, наш новый командир внутренней охраны. Я Папе, помощник Камеса и управляющий горной разработкой. Если Камес заведует всем, то я напрямую добычей. Пойдемте, я вам все покажу.
Гном повел дварфа в штольню, они прошли длинным наклонным коридором и очутились в большой освещенной факелами зале. От центра залы разбегались рельсы для вагонеток. От залы змеилось несколько проходов – штреки, ведущие к забоям.
-Это центральный распределительный зал, отсюда можно попасть в любую часть выработки. Пойдемте сразу к казармам, они расположены внутри горы, так удобнее вести охрану.
-А от чего охранять-то?
-Всякое бывает. Основные проблемы с неразумными тварями. В начале месяца наткнулись на гнездо Каменных Грызунов. Пришлось всех забить, уж очень они агрессивны, как видят кого – сразу в драку. Вся гряда пронизана ходами и лазами – кто их только не делал! Так приползают и огневики, и пауки. Каких только тварей нет! На днях бурили шурф, пробили дыру к поселению Муконидов. Этих, которые грибы. Ну, мы друг друга сразу поняли – они атаковать не стали, а мы дыру заделали. Еще, неподалеку логово Каменного Краба есть. Так ребята его подкармливают, он тихий – выберется иногда, побродит по штрекам, выпросит гостинец и уйдет к себе. Но, такие вещи редкость. Вот твой предшественник, эльф Гавин, бывший начальник охраны, полез один разведывать старый проход – Абинс наткнулся, он у нас инженер-разведчик – и пропал. Потом наши искали, так говорят, проход тупиком кончается, а следов Гавина нет. Ни крови, ни одежды. Ничего!
Внезапно эхо, рокочуще прокатавшееся по туннелям, донесло громкие крики и рев. Геррик, привыкший к таким неожиданностям, тут же понесся на звуки, гном трусил следом.
-Не туда, левее! Это в третьем забое! – Папе едва поспевал за рвущимся в бой дварфом.
На встречу Геррику выскочил какой-то горняк, развернулся, побежал рядом, стал сбивчиво объяснять ситуацию.
-Ребята… решили свалку старую разобрать… Черт дернул! Она там уже год как… Там Бех-Кровосос лежал… Спал, образина! Смотрят… Шар какой-то… Ткнули…
Геррик влетел в небольшую, вырубленную в скале пещеру. Над грудой камней, сломанных черенков от кирок и другого рабочего мусора, в воздухе висел шар диаметром футов шесть. У шара был единственный огромный глаз, а во все стороны торчали длинные щупальца, каждая с зубастой пастью на конце. На три щупальца уже были насажены тела горняков. Камни подле твари обильно заливала кровь, щупальца извивались, тянулись к разбегающимся в разные стороны рабочим.
-Охрана! Где охрана!
Геррик, уже державший в руках топор, взревел, оттолкнулся от пола, прыгнул вперед, полоснул по блежайшему щупальцу. Рядом с бехолдером размахивал кайлом какой-то гоблин, с удивительной прытью уворачиваясь от вившихся вокруг него отростков. Но он никак не мог приблизиться к шарообразному телу противника и медленно отступал.
-Разойдись! – Из прохода выскочил полуэльф в кожаном доспехе, вскинул руки и к бехолдеру с ревом понеслась узкая пульсирующая молния. Бех издал странный, хрюкающий звук, волна энергии обогнула его дряблое тело, отразилась от противоположной стены и с гулом ушла в пол у ног гоблина.
-С ума сошел?! – Шкура гоблина поменяла цвет с зеленого на салатовый.
-А теперь ложись!!! – Маг сместился левее и его руки покинул гудящий огненный шар.
Бехолдера окутало пламя, языки огня лизнули окружающих. С треском лопнуло одно из кровожадных щупалец. Но бех продолжал сопротивляться.
-С-сука тупая… - С чувством прошипел маг.
-Никогда больше так не делай! – Геррик, отскочив в сторону, яростно сбивал языки пламени с одежды.
-А вот теперь точно разойдись! – В забой протиснулся высокий, клыкастый троль. – А ну ка, немертвый, прикрой!
Все разбежались к стенам пещеры и бехолдер удивленно закрутился на месте, удлиняя и втягивая свои щупы. Геррик встал по левую руку от троля, подняв топор. Троль приложил одну руку к груди, сжал в когтистой ладони висящий на цепочке святой символ и начал что-то рыкающе петь. Щупальце беха метнулось к присту, но Гериик тут же отсек жаждущий крови отросток.
Каменный, грубо вырубленный потолок над бехом вдруг хлюпнул серой жижей и струи грязи полились на тварь. Бех удивленно застыл на месте, грязь все больше облепляла его. Еще одно щупальце, заторможенное грязью, потянулось к тролю и Геррик одним ударом разрубил его вдоль.
Прист снова что-то запел и бурая жижа начала твердеть. В одно мгновение бехолдер оказался заключенным в несколько сот фунтов каменной оболочки.
-И почему только я должен этим заниматься? Нет, право же, я ведь не боевой прист. Какие тут молитвы, если вы, воинственные образины, постоянно кого-то убиваете! – Троль поправил на груди святой символ и хлопнул Геррика по спине. – Молодец, мертвяка, сработаемся!

Все последующие три месяца Геррик был постоянно занят службой. Лишь иногда, в редкие часы безделья, он вспоминал о своих спутниках. Чем они сейчас занимаются? Как там продвигается постройка церкви, достаточно ли денег заработал Бердан лечением горожан и удачно ли добрался до Прос-Перита с торговым караваном? Чем там занимается Морлак? Наверное, копает трупы на ближайшем кладбище, дабы предоставить эрнитовцам материал для исследований. Каякер, вероятно, полностью посвятил себя обучению Глипа. Хочется надеется, что впредь дракон перестанет жрать кровати, ломать витрины и сносить двери. Феникс сто процентов засел в библиотеке, а Грайв проводит исследования в магической гильдии. Основной вопрос – чем сейчас занят Ким? Вполне возможно, уже мирно отдыхает в тюряге… Как бы не прибавилось у партии забот, после столь плодотворно проведенного отпуска.
Один день сменял дурогой, наступила и подошла к своему третьему месяцу осень. Пора было собираться в обратный путь. Геррик возложил обязанности командира на боевого мага Гуса и, предусмотрительно захватив седло с крепежными ремнями, снова взгромоздился на Мальтиша. Его ждал Архарсинит.

Восстановлено по Way Back Machine: [1].
© 2018–2019